Как будут выглядеть автомобили будущего?

Паоло Тумминелли
архитектор, основатель Goodbrands GmbH и Goodbrands Institute for Automotive Culture
Автомобильная индустрия никогда не любила радикальных перемен. Если посмотреть на дизайн автомобиля с точки зрения культуры, то он должен был радикально меняться. Почему у нас до сих пор пять мест в машине? Прежде всего, потому, что так было определено в 50-е. В то время средняя европейская семья состояла из 5 человек: мать, отец и трое детей. Поскольку машина была создана как семейное средство передвижения, ее вместимость и вес соответствовали нуждам людей. В наши дни в среднестатистической европейской семье только 1 ребенок. Если каждый водит машину, что весьма близко к истине, тогда у нас слишком много пустых сидений. В Германии, к примеру, 50 миллионов машин, 80 миллионов людей, 45 из них с водительскими правами. В этом случае машин на 5 миллионов больше, чем людей, которые могут ими управлять. Вместимость всех частных автомобилей – 200 миллионов человек, что практически в 3 раза больше населения. Это бессмысленно! Если бы была такая же ситуация с недвижимостью, то это обернулось бы экономической катастрофой. Общество индивидов – это один из трендов, который мы помогаем развивать. Такое ощущение, что мы больше заботимся о потребностях личных автомобилей, а не личностей.


Каждый раз, когда автоиндустрия стремится к инновациям, она сталкивается с серьезными проблемами. Двигатель воздушного охлаждения, изобретенный Чарльзом Кеттерингом для General Motors в 1919 году, должен был стать более эффективным типом двигателя. Несмотря на множество испытаний, проведенных в середине 1920-х, от изобретения отказались, и это привело к большим убыткам General Motors. В 1950-х кузов решили делать из стеклопластика. Corvette был одним из первых автомобилей, для производства которого использовалась новая технология, затем ее же использовали для Lotus. Но в массовом производстве пластик так и не смог стать заменой металлу, за исключением нишевых продуктов вроде Citroen Mehari, Renault Espace, Smart. В 1960-х NSU, American Motors Corporation, General Motors, Citroen и Mazda инвестировали средства в двигатель Ванкеля – это роторный двигатель, изобретенный в Германии, который многие считали технологическим прорывом. В итоге только Mazda добилась какого-то результата, но мировой сенсацией, как все думали, он так и не стал. Дело не в совершенствовании производства, а скорее в соревновании между компаниями. Несомненно, очень тяжело создать собственный рынок, когда он такой большой и продукт такой сложный. Даже если покупатели поначалу и оценят идею автомобиля будущего, они не будут особо спешить с его покупкой. Никто не хочет идти на риск. Большинство людей приобретут Golf новой модели, вместо того чтобы покупать автомобиль будущего.
В идеале политики должны понимать потребности общества и брать на себя инициативу, направляя промышленность в нужную сторону. Они – единственные, кто может влиять на большие корпорации и говорить: «Вы не можете больше это продавать». Мне кажется, это будут страны, которые не так тесно связаны с автомобильной индустрией, как, например, Германия. Вопрос в том, какая страна первой создаст комплексную систему передвижения, в которой будут учитываться и машина, и особенности использования продукции, характерные для определенной группы потребителей. Если говорить о Европе, то это могут быть такие страны, как Нидерланды, Австрия, Дания – развитые страны с постоянным высоким доходом и без собственной автомобильной промышленности. Возможно, они смогут внедрить новые решения и, вероятно, послужат примером для других европейских стран на политическом уровне. Этот вопрос будет поднят в Европе в ближайшие 20 лет. Я не думаю, что изменения начнутся очень скоро, учитывая нынешнюю ситуацию с автопромышленностью.